?

Log in

No account? Create an account

plenkin


Дневник Александра Пленкина


Previous Entry Share Next Entry
Бои местного значения за кукурузную копейку
plenkin
Оригинал взят у pushkin_ru</lj> в Бои местного значения за кукурузную копейку

     

Неприятель, полугосударственный монополист «Газпром», казалось бы поверженный и изгнанный с позором с приобретенного им участка на Охте, вновь замыслил коварные планы по строительству небоскреба в Санкт-Петербурге. И, хоть теперь место строительства далеко от исторического центра и сплошь окружено брежневками и новостройками последних 10-15 лет, позиция наших так называемых «градозащитников» от этого более конструктивной не стала. 
     
Поэтому и прошедшие 24 июня общественные слушания по вопросу строительства высотного здания уже в Лахте, как и стоило, впрочем, ожидать, превратились в очередную баталию противников строительства с застройщиком.
   
 Теперь война снова стала позиционной – стороны ждут вердикт Комиссии по землепользованию и застройке, которая должна разрешить окончательно вопрос о возможности строительства первого небоскреба в нашем мегаполисе. 
     
Итак, с точки зрения закона, застройщик действительно может обратиться к органам исполнительной власти с просьбой разрешить ему отклониться от предельных параметров в части высотности, которые установлены в Правилах землепользования и застройки. Причем норма эта закреплена и в Градостроительном кодексе – а это уже, обратите внимание, федеральное законодательство, никак с местными властями, коих принято считать, мягко говоря, ангажированными, не связанное. С учетом потенциальных налоговых поступлений от Газпромнефти в размере 2 млрд. долларов в казну города, которая между прочим на настоящий момент является дефицитной, ангажированность местных властей кажется вполне резонной и вполне может оказаться правдой. 

      Однако самое, наверное, показательное в этом противостоянии даже не юридические противоречия - хотя мы понимаем, что грамотный юрист может одни и те же действия признать как легитимными, так и нарушающими закон. Самое показательное в том, как «градозащитники» и заведенная ими экзальтированная толпа, купившаяся на довольно примитивный эмоциональный «развод» тех самых самопровозглашенных «органов общественного контроля» – строят свою «антикукурузную кампанию». Вспомните, в чем была основная претензия к «газоскребу» на Охте. Да-да, вторжение этого нелепого новодела в исторические панорамы города. Главным аргументом, нелишенным, впрочем, оснований, выступало то, что разместить новый деловой центр можно и на периферии, и где угодно, и, в общем- то, действительно не совсем ясно, зачем было «тыкать» его на Охту. Но что же мы имеем теперь? Когда найдено вполне «нейтральное» с точки зрения градоохранительной истерии место, начинается очередной виток противостояния. Чем он закончится – перекрытием ли Приморского шоссе, авиакатастрофами или отказом перелетных птиц летать прежним маршрутом, никто, очевидно, сказать не может.

     Но стоит лишь отвести взгляд от собственно «дебатов» (если можно так назвать то безумие, которое творится на публичных слушаниях), как совершенно очевидным становится один простой факт: дело тут не в законности и не в, упаси Боже, защите исторического наследия, а в банальной политике. А политика, как известно, помимо того, что является второй древнейшей профессией, – есть не что иное как борьба за власть. Можно справедливо задаться вопросом при чем тут борьба за власть? А дело как раз в том, что одной из самых действенных стратегий этой самой борьбы является манипулирование общественными группами. И вот тут-то и возникают наши новоявленные градозащитники со всеми их митингами, протестами, транспарантами и письмами в инстанции. Именно проект Охта-центра породил блестящую идею спекулировать на «святая святых» - исторической памяти народа – и превратить банальную «грызню за портфель» в крестовый поход против попирателей нашего культурного достояния. Оказалось, что объединить людей неизмеримо легче под девизом борьбы, ничего не предлагая взамен, как будто сама по себе отмена строительства может принести хоть какую-то пользу. А уж потом, купив забесплатно души наивной публики, думающей, что поддерживает благое дело и действует исключительно из побуждений охраны культурного наследия, можно решать вполне конкретные политические цели. Ведь чего по сути добивается и «Живой Город», и ВООПиК и иже с ними? А добиваются они – если даже не касаться темы «презренного металла» небедных инвесторов - не много не мало включения в полном составе в коллегиальные органы власти Санкт-Петербурга. 

      Возникают вполне закономерные вопросы: а что, неужто, когда велись дебаты о перемене места строительства, кто-то сомневался, что Газпром имеет намерение строить высотку и на новом месте? Либо, может, строительство высотки настолько опасно и одним только фактом своего существования способно уничтожить весь город с историческим центром? И, вот ведь что интересно, теперь агитация против высотки идет уже под соусом транспортного коллапса территории Лахты. И это не просто удобный предлог снова подбить клинья к инвестору - таким образом подбирается ключ к сердцам местных жителей, из которых нужно вычленить и использовать протестный электорат. А между тем общая риторика продолжает оставаться в ключе охраны объектов культурного наследия – чтобы остальные горожане не расслаблялись и помнили, кто тут воюет за добро, а кто продал душу Плутону.
 
      И вот уже больше двух лет петербуржцев интересует не вопросы дорожного строительства, не проблема растущих тарифов ЖКХ и бесконтрольности в этой сфере, а вопрос архитектурных достоинств высотки Газпрома. И, самое печальное, что эти самые борцы зачастую не самые активные и прогрессивные члены общества, как это преподносится, а просто наиболее радикально настроенные – сирые да убогие. Сама Ю.Минутина признается, что основной «актив» ЖГ – люди за 40 без детей, ведь у остальных есть дела и поважнее – хотя бы даже семья и дети. Вряд ли можно представить, что обычный горожанин, бросив служебные либо семейные заботы мчится устраивать пикеты и шествия, желая больше всего только запрета строительства небоскреба. А таких «радикально настроенных», коих всегда весьма ограниченное число, иначе их митинги и пикеты собирали бы не жалкие десятки участников, «развести» проще всего – они и так несчастны, надо лишь подлить масла в огонь, прикрывшись благими побуждениями, и надавить на больное – «вас обманули, на вас наплевали, вы никому не нужны и слушать вас никто не намерен». И вот они уже несутся со знаменами крушить баррикады мифических супостатов.

      Комизм ситуации в том, разобщенность большинства людей позволяет таким группам говорить от имени общества, а власть вынуждена их слушать, так как альтернативная точка зрения никак не представлена. И как показала практика – любое решение городских властей, даже пошедших на уступки ревнителям архитектурного наследия не приведет к прекращению противостояния, так как в ней эти самые ревнители в этом не заинтересованы. Что ж остается следить за новыми событиями и надеяться, что однажды наш народ перестанет быть безмозглым стадом, которое можно повести за собой куда угодно, и научиться сам видеть и делать выводы.